Главная - "Трансформация взглядов А. Маслоу на тему мотивации и потребностей человека"

Трансформация взглядов А. Маслоу

на тему мотивации и потребностей человека

 

 

 

 

 

 

 

 

Кроме того, эта иерархия не столь строга и последовательна, как это представлено в пирамиде. Маслоу пишет: «Когда мы говорим об иерархии, может сложиться впечатление, что речь идёт о некой жёстко фиксированной структуре потребностей. Но в действительности иерархия потребностей вовсе не так стабильна, как это может показаться на первый взгляд. Говоря об иерархии потребностей, мы утверждаем лишь, что человек, у которого не удовлетворены две потребности, предпочтёт сначала удовлетворить более базовую, а, следовательно, и более насущную потребность. Но это ни в коем случае не означает, что поведение этого человека будет определяться именно этой потребностью. Считаю нужным ещё раз подчеркнуть, что потребности и желания человека – не единственные детерминанты его поведения». В своих поздних работах психолог существенно модифицировал свою теорию мотивации личности, фактически отказавшись от многоступенчатой иерархии потребностей.

 

Незадолго до рождения Абрахама его родители, спасаясь от еврейских погромов, уехали из южной губернии Российской империи в США. Фамилия его отца – Маслов, но он решил произносить её на американский манер – Маслоу. Абрахам появился на свет в 1908 г. в еврейском районе Нью-Йорка, но если бы это случилось на несколько лет раньше, он стал бы нашим соотечественником и его звали бы Абрамом Самуиловичем Масловым.

Многие выдающиеся американские учёные, художники, писатели и предприниматели были на самом деле выходцами из Российской империи.”

(Источник: kulturologia.ru)

 

Трансформация взглядов А. Маслоу на тему мотивации и потребностей человека

 

Трансформация взглядов А. Маслоу (1908 – 1970) на тему мотивации и потребностей человека заслуживает особого внимания. В книге “Мотивация и личность”, изданной в 1954 г., А. Маслоу утверждает, что “потребности более высокого уровня возникают в сознании индивидуума только после удовлетворения потребностей более низкого уровня”, потому что “человек, обеспокоенный тем, как ему добыть хлеб насущный, не склонен размышлять о “высоких материях”, у него вряд ли возникнет желание погрузиться в изучение геометрии или посвятить себя борьбе за всеобщее и равное избирательное право, его не беспокоит репутация города, страны, в которой он живёт, - он озабочен более насущными вещами. Только удовлетворив, хотя бы частично, свои насущные потребности, он обретает возможность подняться на более высокие уровни мотивационной жизни, стать по-настоящему цивилизованным человеком, задуматься о глобальных проблемах - личностных, социальных, интеллектуальных”. 

 

Но в 1971 г. в книге “Дальнейшие рубежи развития человека”, изданной учениками А. Маслоу после его смерти, включающей в себя статьи, не публиковавшиеся ранее или опубликованные в различных психологических журналах, он так описывает эволюцию своих взглядов: “Основные теории мотивации, которыми руководствуется большинство людей, могут привести к депрессии и цинизму. 

Теперь мне ясно, что удовлетворение базовых потребностей представляет собой не достаточное условие, а, скорее, необходимую предпосылку метамотивации. Мне известны люди, в которых очевидная удовлетворённость базовых потребностей сочеталась с “экзистенциальным неврозом”, потерей смысла и ценностей. Похоже, что метамотивация не выступает автоматическим следствием удовлетворения базовых потребностей”.

 

Поясним, что “глубочайшие, самые подлинные, самые фундаментальные составляющие истинного Я” А. Маслоу называет бытийными (экзистенциальными) ценностями, ориентироваться, опираться на которые является сущностной потребностью, метапотребностью личности. Следствием депривации метапотребностей являются психические расстройства, болезни и патологии (метапатологии), которые снижают потенциал человека, в то время как “осуществление бытийных ценностей повышает или осуществляет человеческий потенциал”. 

 

Если в начале своей научной деятельности А. Маслоу стоял на позициях бихевиоризма, то будучи зрелым учёным на склоне лет, он назвал бихевиористские и позитивистские теории “скудоумно ограниченными антитеориями”, негативно влияющими на мировоззрение общества и особенно на формирование системы ценностей подрастающих поколений, в то время как, по его мнению, “«высшие» ценности, духовная жизнь, высшие стремления человечества... представляют собой полноправный предмет научного рассмотрения и исследования”.

 

А. Маслоу. "Дальнейшие рубежи развития человека", 1971 г.:

 

“Метапатологии среди живущей в достатке и избалованной молодёжи происходят отчасти из-за депривации внутренних ценностей, фрустрированности «идеализма» в результате разочарованности обществом, которое им (ошибочно) кажется мотивированным лишь низшими, животными, материалистическими потребностями.

 

Из данной теории метапатологии вытекает следующее легко поддающееся проверке предположение: я считаю, что значительная доля социальной патологии среди обеспеченных людей (уже удовлетворивших свои потребности более низкого порядка) есть следствие нехватки внутренних ценностей.

 

Иными словами, плохое поведение обеспеченных, привилегированных, удовлетворённых в своих базовых потребностях школьников и студентов во многом обусловлено фрустрацией «идеализма», столь часто присущего молодым. Моя гипотеза заключается в том, что подобное поведение может быть результатом сочетания продолжающихся поисков чего-то, во что бы можно было верить, с озлобленностью, вызванной разочарованием. (У некоторых молодых людей я иногда обнаруживал полное отчаяние или чувство безнадёжности, связанные с сомнением в самом существовании подобных ценностей.)

 

Тотальный культурный детерминизм и по сей день служит официальной, ортодоксальной доктриной значительной, а то и большей части социологов и антропологов. Данная доктрина не только отрицает наличие у человека высшей мотивации, но и катастрофически близко подходит к отрицанию «человеческой природы» вообще. 

 

Экономисты — не только на Западе, но и на Востоке — в основе своей материалистичны. В отношении экономической «науки» мы вынуждены решительно констатировать, что она в целом представляет собой умелое, буквальное, техническое применение совершенно ложной теории человеческих потребностей и ценностей, теории, признающей лишь существование потребностей более низкого порядка, материальных потребностей.”

 

Поэтому будет справедливым полагать, что с точки зрения А. Маслоу духовность потенциально заложена в каждом человеке и связана с реализацией высших, бытийных человеческих потребностей: “потребность в осмысленном труде, потребность в стремлении к идеалу, в ответственности, в творчестве, в справедливости, в том, чтобы делать то, что приносит пользу, и в том, чтобы делать это хорошо... Безответственные и замкнутые только на самого себя люди представляют сегодня большую угрозу, чем когда-либо в человеческой истории”; “если бы мы приняли в качестве главной цели образования пробуждение и осуществление бытийных ценностей... мы бы пришли к колоссальному расцвету нового типа цивилизации. Люди стали бы сильнее, здоровее и в большей мере взяли бы свою жизнь в собственные руки. Благодаря повышенной личной ответственности за свою жизнь и рациональному набору ценностей, управляющих производимыми выборами, люди начали бы активно изменять общество, в котором живут. Движение к психологическому здоровью представляет собой тем самым движение к духовному миру и социальной гармонии”. 

 

Вслед за А. Маслоу и многими, многими философами, психологами, педагогами, писателями, научными и общественными деятелями мы считаем, что главной причиной таких деструктивных проявлений, как психическое неблагополучие, алкогольная и наркотическая зависимости, депрессия, агрессивное, рискованное и суицидальное поведение, преступность среди подростков и в обществе в целом, являются не экономические и технологические, а именно экзистенциальные проблемы: отсутствие смысла жизни, отсутствие планов на будущее, отсутствие идеалов. 

 

Добавим, что наряду с отсутствием глубокого понимания смысла жизни, наряду с отсутствием высоких жизненных целей на благо общества, у молодых людей, как и во всём обществе, отсутствуют знания и навыки построения гармоничных межличностных взаимоотношений, а именно навыки сотрудничества, коммуникативные навыки, навыки эмоционального интеллекта и навыки разрешения конфликтов.

А. Маслоу, “На подступах к психологии бытия”, 1962 г.:

 

“Я считаю, что прежде чем мы сможем создать мир добра, мы должны решить ещё одну задачу – разработать гуманистическую и трансперсональную психологию зла, написанную на основании сострадания и любви к человеческой природе, а не отвращения к ней или же из чувства безнадёжности. Везде, где я мог это сделать без значительного вмешательства в текст [прежнего издания], я пояснял эту свою психологию зла – "зла свыше", а не "преисподнего". Читателям данной книги (“На подступах к психологии бытия”) эти рассуждения о зле могут показаться парадоксальными или противоречащими её основным идеям, но это не так, отнюдь. 

 

Разумеется, в этом мире есть добрые, сильные и отмеченные судьбой люди – святые, мудрецы, достойные лидеры, ответственные политики и государственные деятели; люди недюжинные – победители, а не побеждённые, созидатели, а не разрушители, "отцы", а не "дети". Они открыты любому, кто хочет изучать их, как изучал их я. [Маслоу изучал жизнь, ценности и отношения людей, достигших наиболее оптимального, эффективного и здорового уровня функционирования, считая, что изучая лучших из лучших, можно узнать границы человеческих возможностей.]

 

Но правда заключается также и в том, что таких людей меньше, чем могло бы быть, и зачастую их современники недооценивают их. Поэтому следует изучать это явление, это недоверие к добру, человечности и величию человека, это незнание того, как стать добродетельным и сильным, эту неспособность использовать свой гнев в мирных целях, этот страх перед взрослением и приходящим вместе с ним уподоблением Богу, это нежелание почувствовать себя праведником, достойным любви и уважения, и возлюбить себя. И прежде всего мы должны научиться тому, как преодолевать нашу глупую склонность превращать наше сострадание к слабым в ненависть к сильным.

 

Именно такого рода исследования я настоятельно рекомендую молодым и честолюбивым психологам, социологам и вообще всем учёным-гуманитариям. Да и всем остальным людям доброй воли, которые хотят сделать наш мир лучше. Я им настоятельно рекомендую рассматривать науку – гуманитарную науку – как средство достижения этой цели, очень хорошее и необходимое средство, возможно, даже лучшее из всех.

 

В настоящее время нам просто недостаёт достоверных знаний для построения единого доброго мира. Нам не хватает знаний даже для того, чтобы научить людей любить друг друга – по крайней мере, чтобы как следует научить их этому. Я уверен, что лучшим средством является расширение пределов познания. В моей книге "Психология науки" чётко показано, что научная жизнь может быть исполнена надежды для всего человечества и нести откровения относительно нравственных ценностей.

 

Мы никогда не разберёмся в человеке, если будем по-прежнему игнорировать его высшие устремления. Такие термины как «личностный рост», «самоактуализация», «стремление к здоровью», «поиск себя и своего места в мире», «потребность в совершенстве» (и другие, обозначающие устремление человека «ввысь») следует принять и широко употреблять уже потому, что они описывают общие, а, быть может, даже универсальные человеческие тенденции.

 

Но нельзя забывать, что человеку свойственны и иные, регрессивные, тенденции, такие, например, как склонность к страху, самоуничижению. Упиваясь рассуждениями о «личностном росте», мы рискуем внушить слушателям опасную иллюзию, особенно когда имеем дело с неоперившимися юнцами. На мой взгляд, необходимой профилактикой против излишне лёгкого, поверхностного отношения к «личностному росту» должно стать тщательное исследование психопатологии и глубинной психологии человека. 

Приходится признать, что многие люди предпочитают хорошему плохое, что личностный рост, часто будучи болезненным процессом, пугает человека, что мы не обязательно любим то лучшее, что даровала нам природа, нередко мы просто боимся его; приходится признать, что большинство из нас испытывает двойственное чувство к таким ценностям как правда, красота, добродетель, восхищаясь ими, и, в то же самое время, остерегаясь их проявлений.”

Маслоу.png

 

Портал “Культурология.рф”. "Пирамида, которой не было":

“Во всём мире американского психолога А. Маслоу знают в первую очередь как автора «пирамиды потребностей», в которой он представляет иерархическую систему мотивов поведения человека. Эта пирамида неоднократно становилась причиной ожесточённых споров психологов, маркетологов и менеджеров – мол, в реальных условиях пирамида не работает, и каждая из этих потребностей не может быть удовлетворена в полной мере, чтобы можно было переходить к следующей. На самом деле все эти споры безосновательны – всё дело в том, что никакой пирамиды Маслоу не рисовал. Он действительно занимался изучением иерархии потребностей человека, но пирамида впервые появилась в 1970-х гг. в работах его последователей и популяризаторов как сильно упрощённое и схематичное изображение результатов исследований знаменитого психолога. С помощью этой схемы действительно проще объяснить теорию мотивации Маслоу, однако она не сводится к пирамиде.