© 2017 - 2019

РОО "Нравственное поколение". 

Телефон: +7 (977) 804-93-97

+7 (977) 395-90-49

Email: info@npokoleniye.ru

105082, Москва,

ул. Б. Почтовая, д. 36, стр. 10, подъезд 17, офис 103 Д

  • White Vkontakte Icon

Главная - Статьи "Проблема единого психолого- педагогического подхода к формированию духовно-нравственных ориентиров школьников"

"Проблема единого психолого-педагогического подхода

к формированию духовно-нравственных ориентиров школьников"

Аннотация. Анализируются психолого-педагогические подходы к духовно-нравственному развитию школьников в системе образования. Обосновывается необходимость разработки единого подхода к определению понятия “духовно-нравственные ценности” в строгом соответствии с таким критерием, как универсальность, общечеловеческий характер ценностей высшего порядка. Духовно-нравственные ценности, являющиеся фундаментальным ядром личности, проявляются через экзистенциальные навыки, лежащие в основе новой модели компетенций.

 

Ключевые слова: проблема воспитания, психическое неблагополучие, духовно-нравственные ориентиры, иерархия ценностей, экзистенциальные ценности, общечеловеческие ценности, социокультурные ценности, биологические (витальные) ценности, модель компетенций.

 

Проблема воспитания и духовно-нравственного развития детей, подростков и молодёжи становится всё более актуальной в современном обществе. Согласно исследованиям Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), причины суицида среди подростков и молодёжи одинаковы во всех странах. Одними из основных причин таких деструктивных проявлений, как психическое неблагополучие, алкогольная и наркотическая зависимости, депрессия, агрессивное, рискованное и суицидальное поведение детей и подростков, являются экзистенциальные проблемы: отсутствие смысла жизни, отсутствие планов на будущее, отсутствие идеалов [9 p. 11751177]. Мы убеждены, что именно экзистенциальные проблемы являются главной причиной вышеперечисленных нарушений среди подростков и в обществе в целом.

Другими причинами подростковых девиаций в этом же источнике названы быстрые социальные изменения, потеря традиционных ценностей, отсутствие привычных ролевых моделей, отсутствие социальной стабильности и социальной поддержки, доступность оружия [Ibid. p. 11751178]. Но считать причинами нарушений психического состояния граждан факторы, неизменно сопровождающие объективный процесс развития общества, по нашему мнению, нелогично и непрофессионально.

Психическое здоровье подрастающих поколений прежде всего зависит от того, насколько в обществе осознаны высшие - духовно-нравственные - потребности, которые могут быть сформулированы, провозглашены и приняты всеми членами общества как универсальные духовно-нравственные, то есть наиболее значимые для каждой личности, каждой группы и всего мирового сообщества, ценности. При таком условии никакие, даже самые болезненные, социальные процессы не окажут принципиально разрушительного воздействия на морально-психологическое и психофизическое состояние граждан, включая самую чувствительную к происходящему их  часть - подрастающие поколения.

Иначе говоря, формирование гармоничной личности ребёнка может происходить в обществе, в котором экзистенциальные вопросы имеют первостепенное значение. Однако на данный момент общество находится в состоянии глубокого духовно-мировоззренческого кризиса. Следовательно, приходится с сожалением признать, что ключевой социально-психологической особенностью формирования духовно-нравственных ориентиров детей и подростков является фактическое отсутствие в современном обществе признания приоритетности духовно-нравственных ценностей по сравнению с социокультурными и биологическими ценностями. В научной среде, общественных институтах и системе образования отсутствует единая трактовка терминов “духовность”, “нравственность”, “духовно-нравственные ценности”. [7 c. 2]. А существующие трактовки данных терминов содержат в себе принципиальные ошибки и явные противоречия. Например, не соблюдается критерий универсальности, общечеловечности: ценности, именуемые духовно-нравственными, не являются действительно общечеловеческими, так как признаются в качестве ценностей далеко не всеми представителями человечества.

 

Так, в “Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России”, лежащей в основе разработки и реализации ФГОС общего образования, духовно-нравственное воспитание личности гражданина России определено как “педагогически организованный процесс усвоения и принятия обучающимся базовых национальных ценностей...” [2 c. 9] Ценности, определяемые как национальные, могут не совпадать с ценностями других наций и государств, следовательно, не являются общечеловеческими, а значит, не могут считаться духовно-нравственными ценностями. Более конкретный пример: понятие “религия” [Там же. c. 18] относится не к духовно-нравственным, а к социокультурным ценностям прежде всего потому, что имеет отношение не ко всему человечеству в целом, а к различным социальным группам, функционирующим по различным законам и правилам. В то время как действительно духовно-нравственной категорией следует считать универсальные законы построения гармоничных отношений с другими, самим собой и миром, лежащие в основе взаимодействия всех людей, вне зависимости от принадлежности к какой-либо религии, нации, государству и т. п. Примером одного из таких законов назовём “принцип равной психологической ответственности участников отношений (в том числе конфликта в отношениях)”, который имеет универсальный характер и актуален для любого человека, любого сообщества и человечества в целом.

     

Противоречием является также признание в качестве духовно-нравственных ценностей понятий с ярко выраженным позитивным значением: добро, справедливость, совесть, честность, милосердие, терпение, свобода и др. [6 c. 82; 8 c. 596], - вследствие субъективности, относительности и социокультурной обусловленности данных этических понятий.

Вышеперечисленные противоречия приводят к подмене духовно-нравственных ценностей социокультурными и биологическими (витальными) [4 с. 6] ценностями, нарушая тем самым иерархическую структуру ценностей, соблюдение которой необходимо для развития гармоничного, здорового общества. Печальные последствия данного нарушения мы наблюдаем, анализируя мотивацию, успеваемость, психофизическое здоровье и поведение школьников. Для решения задач в области воспитания, поставленных во ФГОС, издаются новые учебно-методические пособия для учителей, школьников и родителей, в школах проводятся уроки “Основы религиозных культур и светской этики”, вводятся новые программы духовно-нравственного воспитания учащихся: большинство из них посвящены патриотическому воспитанию, другие - изучению священного писания и иконописи, в некоторых программах духовно-нравственные ориентиры подростков формируются на основе анализа литературных произведений, выбор и интерпретация которых зависит, как правило, от мировоззрения учителя и его смелости открыто предлагать свою интерпретацию ученикам.

Сопоставив подобные программы по духовно-нравственному развитию с приведёнными выше критериями истинности понятия “духовно-нравственные ценности”, делаем неутешительный вывод: в школе развитию у учеников духовно-нравственных (общечеловеческих, универсальных) ценностей внимания практически не уделяется. В школе не учат детей сотрудничеству (зато учат соперничеству: каждый школьник уже хорошо понимает, насколько важно быть конкурентноспособным во взрослой жизни), не учат видеть свой вклад в конфликте, брать на себя собственную ответственность за случившееся и находить хорошее решение для всех сторон конфликта (чуть ли не во всех школах проблема буллинга ставит в тупик детей, учителей и родителей; конфликты не только между учениками, но и между учениками и учителями, учителями и родителями стали привычным - и позорным! - атрибутом школьной жизни). Школьные предметы учат делать ставку на развитие когнитивных способностей, но не включают в себя программы по развитию эмоционального интеллекта, эмпатии (эмоциональный контакт учителя с учениками и учеников друг с другом ограничивается, школьников не учат функциям чувств и эмоций, не учат осознанно проживать и конструктивно выражать свои чувства и эмоции, что заставляет детей самостоятельно и, увы, деструктивно отвечать на огромное количество подростковых психологических проблем целым спектром реакций от состояния депрессии, в том числе суицидального характера, до приступов неконтролируемой агрессии, в том числе со смертельным исходом). Учителя-предметники не учат детей на первое место ставить интересы других людей и общества (учат любой ценой добиваться собственного успеха, в том числе на уровне государства: понятие “патриотизм” почему-то раскрывается как необходимость интересы своей страны ставить на первое, а по большому счёту, единственное место, вместо того чтобы в первую очередь действовать в интересах всего мирового сообщества, что при соблюдении этого принципа всеми другими странами неизбежно приведёт к удовлетворению интересов всех стран, в том числе интересов собственного Отечества).

Состояние современных школьников описал генеральный директор Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, главный психиатр Минздрава Зураб Кекелидзе: “У 70% школьников замечены пограничные психические расстройства, а 40% учащихся страдают от школьной дезадаптации, и эти нарушения зачастую связаны с социальными факторами” [3 с. 1]. Мы принципиально не согласны с З. Кекелидзе лишь в определении причины этих нарушений: именно отсутствие  духовно-нравственного воспитания на должном уровне в системе образования РФ привело к описанной им ситуации, и этот факт прежде всего стал причиной возникновения в обществе “социальных факторов”, которые, в свою очередь, привели к нарушениям психического состояния подрастающих поколений.

Мы убеждены, что усилия учёных, общественных деятелей и специалистов в сфере образования во всём мире должны быть направлены на разработку единого подхода к определению универсальных, действительно общечеловеческих духовно-нравственных ценностей, занимающих строго первое место в иерархической структуре ценностей. Если граждане осознают и добровольно, искренне принимают приоритет духовно-нравственных ценностей, то в таком  обществе нет необходимости подчёркивать важность социокультурных и биологических ценностей, так как их значимость воспринимается как естественный и необходимый для существования и обеспечения безопасности общества фактор. Но важнейшим для гармоничного развития общества тем не менее признаётся именно фактор приоритета духовно-нравственных ценностей и потребностей личности: современное общество представляет собой цивилизационный уровень, на котором необходимость заботы о безопасности, экономических и социальных благах граждан очевидна и не может быть подвергнута сомнению. Другими словами, современный человек может быть уверен, что его минимальные биологические и социокультурные потребности будут удовлетворены обществом даже в случае его болезни, инвалидности, потери семьи, потери работы или ведения им преступной деятельности, то есть современное общество обеспечивает своим гражданам минимальные, но необходимые ресурсы для выживания в социуме и принадлежности к социуму. Такая уверенность есть достаточное основание для выбора человеком главной (но не единственной) целью своей жизни служение обществу, а главными жизненными ориентирами - универсальные, общечеловеческие, ценности, служащие опорой в общении и взаимодействии не только с самим собой и своим ближайшим окружением, но и с любыми другими людьми, группами, сообществами, странами. Такой выбор означает не отказ от социокультурных и материальных жизненных целей, а намерение учитывать социально-биологические ценности и потребности во вторую очередь, то есть на фоне приоритетного выбора духовно-нравственных, общечеловеческих, универсальных ценностей и потребностей.

Исследования, проведённые учёными Международной организации труда, Деловым советом BRICS, Агентством стратегических инициатив и Московской школой управления Сколково (2014-2017 гг.) [5 c. 76] позволили пересмотреть традиционную модель компетенций, включающую два компонента: hard skills (“жёсткие / узкоспециальные профессиональные навыки”) как ядро компетентностной модели, то есть её главная составляющая, и soft skills (“мягкие навыки / навыки взаимодействия с людьми”) как составляющая, которая дополняет, модифицирует, усиливает основной навык. Необходимо отметить, что за последние 10 - 20 лет практика показала смену позиций компонентов традиционной модели: навыки взаимодействия с людьми зачастую оказываются важнее для успешной карьеры, чем узкоспециальные профессиональные навыки.

Проанализировав эту тенденцию, авторы исследования разработали новую модель компетенций, которая состоит уже из трёх компонентов: контекстные (специализированные) навыки, кроссконтекстные (общие) навыки и экзистенциальные (отражающие фундаментальные аспекты личности) навыки. Причём именно экзистенциальные навыки, через которые проявляются духовно-нравственные ценности как ядро личности, являются основой новой компетентностной модели, в то время как узкоспециальные профессиональные навыки оказываются на внешнем слое, так как они могут с достаточной лёгкостью меняться в соответствии с выполняемыми задачами.  [5 c. 77]

“Новую модель навыков невозможно внедрить в существующую систему образования, не изменив процесса передачи знаний, умений и навыков.” [Там же. с. 79] “Проблема, которую предстоит решить, не ограничивается определением нового набора грамотностей или обновлением передаваемых знаний. Мы наблюдаем становление новой образовательной парадигмы, позволяющей в полной мере раскрыть индивидуальный потенциал каждого человека и коллективный потенциал человечества.” [Там же. c. 80] Необходимо внести принципиально важное уточнение: обновление образовательной парадигмы должно происходить не только путём обновления передаваемых знаний и технического изменения процесса передачи знаний, как предлагается в докладе “Навыки будущего” (через образовательные хабы, глобальные (онлайн) образовательные платформы, городские образовательные форматы непрерывного образования, сообщества практики, опирающиеся на сотворчество, передачу опыта и технологий), но в первую очередь путём применения единого психолого-педагогического подхода к обучению и воспитанию, приоритетной задачей которого является формирование универсальных - общечеловеческих - духовно-нравственных ориентиров.

Мы убеждены, что современные дети и подростки нуждаются именно в таком психолого-педагогическом подходе к обучению и воспитанию: неблагополучное  психическое состояние, девиантное поведение, низкий уровень учебной мотивации и т. п. являются способами психологической защиты в обществе с нарушенной иерархией ценностей, но никак не следствием деформации личности ребёнка под влиянием новых условий развития цифрового общества.

Так как обеспечить вышеописанный подход к воспитанию в рамках семьи представляется наиболее сложным, в первую очередь задача его реализации ложится на систему образования. Считаем необходимым разработать с этой целью специальную программу для общеобразовательной школы в виде отдельного предмета, который, к примеру, может называться “Человековедение”, а также в виде модулей, включённых в программы других предметов (русский язык, родной язык, литература, история, обществознание, МХК, ОБЖ и др.).

Времена, когда поговорка “Хороший человек не профессия” отражала горькую реальность жизни, безвозвратно уходят в прошлое. По мнению сотрудников профориентационных центров, большая часть профессий, которые под давлением общества сегодня выбирают школьники старших классов, уже через 15 - 20 лет будут не актуальны.        В том, что молодые люди смогут в будущем получить новые профессиональные знания и навыки, в том числе путём набирающего всё большую популярность самообразования, мы можем быть уверены в значительной степени, несмотря на понимание трудностей, с которыми молодёжи придётся столкнуться. Гораздо больше, по нашему глубокому убеждению, общество должно озаботиться тем, как формируется мировоззрение и характер ребёнка, подростка, молодого человека, и в первую очередь создать все необходимые условия для формирования его духовно-нравственных ориентиров, основанных на универсальных, общечеловеческих ценностях.

 

Список литературы.

  1. Гарванова М. З., Гарванов И. Г. Исследование ценностей в современной психологии // Современная психология: материалы III Mеждунар. науч. конф. (г. Казань). Казань: Бук, 2014. 94 с.

  2. Данилюк А. Я.; Кондаков А. М.; Тишков В. А. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России. М.: Просвещение, 2009. 23 с.

  3. Интерфакс (международная информационная группа). Минздрав РФ предложил ввести в школах уроки психологии. 2016. URL: https://www.interfax.ru/russia/531224 (дата обращения: 21.08.2018)

  4. Лапин Н. И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социологические исследования. № 5. 1996. С. 2-23.

  5. Лошкарева Е., Лукша П., Ниненко И., Смагин И., Судаков Д. Навыки будущего. Что нужно знать и уметь в новом сложном мире. 2017. 93 с. [электронный ресурс]: URL: https://worldskills.ru/assets/docs/media/WSdoklad_12_okt_rus.pdf (дата обращения: 8.09.2018)

  6. Марьясова Н. В. Духовность личности как социокультурный феномен // Психология человека в современном мире Т. 6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе Мат-лы Всеросс. юбил. науч. конф., посвящ. 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна / отв. ред. А. Л. Журавлёв и др. М.: Ин-т психологии РАН, 2009. С. 77-85.

  7. Фонд общественного мнения [сайт]: URL: https://fom.ru/TSennosti/11589 (дата обращения: 11.05.2018).

  8. Щеткин Ю. Ю. Критерии духовности личности // Научно-методический электронный журнал «Концепт». Т. 3. 2013. С. 596-600. URL: http://e-koncept.ru/2013/53121.htm (дата обращения: 8.09.2018).

  9. Brown P. Choosing to die - a growing epidemic among the young // Bulletin of the World Health Organization. Vol. 79. № 12. 2001. P. 11751177.