Кейс: медиативный подход в работе со сложными случаями в семьях

Александр Сурдуляк-Серебренников:


“Руководство поручило мне написать статью об особенностях работы службы медиации для профессионального интернет-издания.


В качестве примера применения медиативного подхода я описал историю своих клиентов, о которых рассказывал в постах. В 2020 - 2021 гг. я работал в московской Службе медиации Центра поддержки семьи и детства “Планета Семьи”. Статья опубликована в 2020 году, на данный момент я работаю психологом в компании “Теледоктор 24” Европейской Юридической Службы”.


МЕДИАТИВНЫЙ ПОДХОД

В РАБОТЕ СО СЛОЖНЫМИ СЛУЧАЯМИ В СЕМЬЯХ


Как известно, медиация - это форма альтернативного разрешения споров с помощью третьей нейтральной стороны - медиатора (посредника). Медиация является наиболее мягкой формой разрешения конфликтов. С помощью процедуры медиации медиатор помогает участникам спора прийти к взаимовыгодному решению и заключить медиативное соглашение, учитывающее интересы всех сторон.


Процедура медиации не всегда может быть использована в работе семейных центров в чистом виде, но медиативный подход - весьма эффективный инструмент в работе с семьёй.


О практике применения медиативного подхода рассказывает психолог, медиатор семейного центра «Планета Семьи» Александр Сурдуляк-Серебренников.


"Медиативный подход основан на таких принципах медиации, как добровольность, конфиденциальность, сотрудничество и равноправие сторон, беспристрастность и независимость медиатора.


Медиативный подход предполагает владение навыками конструктивного, осознанного общения, создающего основу для предотвращения и успешного разрешения споров в повседневных условиях без проведения медиации как полноценной процедуры.


В моём понимании, задача медиатора, как и задача психолога, состоит не только в том, чтобы помочь семье разрешить возникшие противоречия и преодолеть кризис, но и в том, чтобы передать свои знания о способах разрешения конфликтов членам семьи, познакомить их с принципами медиации, благодаря чему они смогли бы в дальнейшем самостоятельно выстраивать ответственные, уважительные отношения друг с другом и окружающими. Для этого необходимо методичное проведение специфической работы, направленной на повышение психологической грамотности членов семьи, а именно на развитие ценностно-смысловой сферы, коммуникативных и конфликтологических навыков, навыков эмоционального интеллекта, целеполагания, принятия решений и других.


По мере того как человек узнаёт о правилах разрешения конфликтных ситуаций, о взаимосвязи внутриличностных и межличностных конфликтов, о закономерностях построения гармоничных взаимоотношений, он соотносит полученную информацию с собственной ситуацией. Это помогает ему поверить, что его проблему, какой бы сложной она ни была, можно решить. Такой подход помогает каждому участнику ситуации повысить мотивацию к разрешению конфликта, даже тому, кто раньше отказывался от работы со специалистами, так как боялся, что его интересы не будут учтены, или считал, что найти хорошее решение для всех невозможно.


Как это работает, расскажу на примере семьи, обратившейся в наш центр накануне введения режима самоизоляции. Подросток два года находился на домашнем обучении, а потом и вовсе отказался учиться. После развода родителей он жил с отцом, из-за серьёзного конфликта с матерью мальчик два года не общался с ней. Отец придерживался крайне либерального стиля воспитания: защищал его от нападок “строгой” мамы, выступающей против домашней формы обучения, спасал от “несправедливых” учителей, не оценивших незаурядные способности ребёнка, - всячески старался сберечь “хрупкую” психику сына. Мальчик понял позицию папы по-своему и просто перестал учиться. В прошлом году подросток уже оставался на повторное обучение в восьмом классе, а в этом году из-за неаттестации по всем предметам его планировали перевести на индивидуальную коррекционную программу обучения, чтобы хоть каким-то образом выпустить из школы.


В результате работы, которую я проводил по телефону с семьёй, учителями, репетиторами, администрацией школы, комиссией по делам несовершеннолетних на протяжении пяти месяцев, отец кардинально изменил свою позицию в воспитании сына, во взаимодействии с бывшей женой, в отношении к школе и учителям, а ребёнок принял решение возобновить учёбу, получить аттестацию по всем предметам за 8-й класс и продолжить учиться очно в 9-м классе.


По моей рекомендации отец составил для сына расписание занятий на лето. Подросток выполняет все распоряжения отца, занимается с репетиторами и самостоятельно, отец контролирует этот процесс. После многолетних ночных бдений за компьютерными играми ребёнок взял обязательство ложиться в 23 часа, теперь он перед сном добровольно сдаёт папе телефон и клавиатуру с мышкой от ПК. В случае необходимости мальчик самостоятельно обращается ко мне как к психологу за помощью в разрешении текущих спорных ситуаций.


Работа по разрешению конфликта матери с ребёнком и бывшим мужем продвигается с трудом, так как речь идёт о противоречиях членов семьи на уровне мировоззрения. Но маму удалось включить в процесс общения, она помогает в оплате репетиторов. В первый раз за два года они с сыном поговорили, правда, пока только по телефону.


Отец мальчика попросил о поддержке классного руководителя и других преподавателей. Администрация школы и учителя пошли навстречу семье, мальчика перевели в 9-й класс с условием обязательной сдачи всех предметов за прошедший учебный год. Подростку предстоит нелёгкое испытание - не только получить аттестацию, но и вернуться в школу после двухгодичного перерыва. Мы продолжаем консультативный процесс, я наблюдаю у всех членов семьи зримое улучшение отношений, повышение коммуникативных навыков, навыков разрешения конфликтов, сотрудничества, лидерства. Есть все основания полагать, что благодаря полученным знаниям и опыту семья преодолеет эту проблему и научится справляться с новыми вызовами.





В будущем планируется продолжить совместную работу по примирению членов семьи. Я не знаю, будут ли готовы в дальнейшем бывшие супруги прибегнуть к процедуре медиации для разрешения своего конфликта, но могу с абсолютной уверенностью утверждать, что без всей проделанной подготовительной работы проведение непосредственно процедуры медиации в данном случае было невозможно.


Семейные центры, как правило, работают с семьями, уровень конфликтности в которых зашкаливает. По статистике "Планеты Семьи", более девяноста процентов клиентов семейных центров относятся к этой категории. Сильная эмоциональная вовлечённость сторон в конфликт препятствует проведению процедуры медиации, поэтому такие случаи принято считать немедиабельными.


В работе со сложными случаями мне представляется перспективным применение медиативного подхода в качестве одного из основных инструментов работы по гармонизации отношений в семье, наряду с системным, психодинамическим, когнитивным, феноменологическим, интегративным и другими подходами.

Саму же процедуру медиации целесообразно проводить на завершающем этапе работы с семьёй, если необходимость в этом остаётся. По моему опыту, методичной работы с применением медиативного подхода чаще всего оказывается достаточно для снижения эмоционального фона в семье, решения острой проблемы и выхода членов семьи на новый уровень во взаимоотношениях.


В Службе медиации Центра поддержки семьи и детства "Планета Семьи" я активно продвигаю среди коллег и руководства идею о необходимости работы прежде всего с причинами возникновения конфликтов, а не только с их последствиями. Сегодня, к огромному сожалению, работу семейных центров, как и работу подавляющего большинства психологов, педагогов и медиаторов, можно сравнить с тем персонажем притчи, который кормил бедняка рыбой вместо того чтобы дать ему удочку и научить ловить рыбу самому.


По большому счёту, решению проблемы построения гармоничных взаимоотношений в обществе в глобальном смысле может способствовать не что иное, как реализация проекта "Психолого-педагогический подход «Человековедение» в системе образования", то есть воспитание в детях со школьной скамьи конфликтологической культуры* как высшего уровня конфликтологической подготовки человека, состоящей из культуры ценностно-смысловой сферы, культуры мышления, культуры формирования навыков эмоционального интеллекта, коммуникативной культуры, поведенческой конфликтологической культуры.


Я счастлив и горд тем, что вместе с моей командой, профессионалами РОО содействия инновациям в педагогике, психологии и медиации "Нравственное поколение", работаю над проектом "«Человековедение» в системе образования".



*Щербакова О.И. Конфликтологическая подготовка специалиста: контекстный подход // Психологическая наука и образование. 2009. Том 14. № 1. С. 48–54.

113 просмотров

Новости