© 2017 - 2019

РОО "Нравственное поколение". 

Телефон: +7 (977) 804-93-97

+7 (977) 395-90-49

Email: info@npokoleniye.ru

105082, Москва,

ул. Б. Почтовая, д. 36, стр. 10, подъезд 17, офис 103 Д

  • White Vkontakte Icon

Главная - Инновации в психологии - Научно-методические разработки - Модель эскалации конфликтного взаимодействия

Модель эскалации конфликтного взаимодействия

“Конфликты не сразу являются тяжёлыми – конфликт набирает силу только
тогда, когда мы это допускаем”. Ф. Глазл

Процессы, протекающие в ходе развития конфликта, требуют пристального внимания в силу своей противоречивости и радикальных отличий от повседневного социального взаимодействия.

В частности, динамика конфликта была изучена Ф. Глазлом, который представил её в виде эскалации противодействия, включающей 9 этапов. По его мнению, это процесс движения вниз от конструктивного взаимодействия к острому противодействию и “упрощению интерпретации причин и событий”.

Первая фаза включает три начальных этапа. На первом действия сторон позволяют сохранить совместную деятельность и сотрудничество. Напряжение проявляется только в случаях необходимости улучшить свою позицию. Но уже на втором этапе происходит поляризация оппонентов. На первый план выходят собственные точки зрения. Стороны ещё не стремятся только лишь к собственной победе, но уже стараются привлечь оппонента на свою сторону путём постановки его в безвыходное положение. Третий этап ведёт к переходу от обсуждения противоречия к первым провокационным действиям. Приоритет своих целей требует блокирования целей противоположной стороны. В целом же первая фаза при осознании сторонами напряжения и изменения отношения друг к другу позволяет искать конструктивное решение в условиях взаимодействия. / Начиная уже со 2-го этапа, самостоятельное разрешение конфликта сторонами (в случае отсутствия у сторон конфликтологической компетентности) существенно затруднено./

Вторая фаза, включающая этапы с четвёртого по шестой, проходит под знаменем стратегии “победитель — проигравший”. В первой её части эскалация конфликта приводит к осознанию оппонентами того, что завершить конфликт совместными и мирными усилиями не удастся. Противодействие усиливается, сопровождаясь всё более чётким разделением образа “Я” и “образа врага”. Собственная репутация и поддержка окружающих становятся главной задачей. Пятый этап ставит точку в вопросе о доверии оппонентов друг другу — оно потеряно безвозвратно. Компромиссы неприемлемы. Последний в этой фазе этап демонстрирует преобладание стратегий угроз и радикальных мер. Противодействие скатывается к насилию. Таким образом, основным содержанием данной фазы является стремление оппонентов достичь исключительно собственных целей в том виде, в каком каждый их представляет. Вина за сложившуюся ситуацию целиком возлагается на “врага”.

Заключительная, третья, фаза характеризуется новым поворотом во взглядах сторон. Речь идёт не столько о собственной победе, сколько об уничтожении противника. Седьмой этап характеризуется действиями, снижающими способность оппонента на ответ. Впоследствии, на восьмом этапе, целью становится произвести максимальное впечатление на противника, повлиять на его “нервную систему”. В заключение эскалация достигает той степени, когда цель уничтожения оппонента может достигаться даже путём самоуничтожения.

Ф. Глазл отмечает, что в процессе эскалации важную роль играют “пороговые или поворотные моменты” каждого этапа, когда оппоненты принимают решение сделать или не сделать очередной шаг по “лестнице конфликта”, в определённой степени осознавая, что поворот назад всё менее становится возможным. Конфликт расширяет “социальный объём”, даже порождает другие конфликты, а сам всё более персонифицируется.

Краткое описание девяти этапов эскалации конфликта

1-й этап. “Усиление противоречий” (“Столкновения на почве расхождений во взглядах”).

Интересы и мнения оппонентов кристаллизуются в виде фиксированных точек зрения, оппоненты всё чаще сталкиваются друг с другом на почве расхождений в своих точках зрения на проблему.

Осознание существующей эмоциональной напряжённости и предстоящего ещё большего напряжения в отношениях вызывает напряжение физического тела (напряжение, спазмы мышц частей тела и внутренних органов; человек может воспринимать эти явления как общий физический дискомфорт, головную боль, тошноту /тяжесть / боль в области желудочно-кишечного тракта и т. п. симптомы либо как состояние депрессии / неврастении).  Но подобные психофизические реакции, как правило, участники спора не связывают напрямую с наличием конфликта (и далеко не всегда в принципе осознают наличие психофизических симптомов).

При этом у оппонентов ещё остаётся убеждение, что напряжённость в отношениях можно снять с помощью переговоров.

Оппоненты ещё не укоренились твёрдо в своих позициях, ещё не определились чёткие противостоящие стороны, не начался поиск союзников.

 

2-й этап. “Дебаты” (“Поляризация позиций”).

Возникает поляризация мышления, чувств, эмоций, желаний (интересов и позиций), начинает преобладать “чёрно-белое мышление”, исчезает многообразие смысловых полутонов, появляются опорные слова.

Появляется мнение о собственном превосходстве или незначительности (подчинённости). Взгляд на проблему сужается, происходит отказ от взаимодействия друг с другом “на уровне глаз”.

 

3-й этап. “Действия” (“От слов к делу”).

Убеждение, что “словами делу не поможешь”, приобретает всё большее значение, применяется “стратегия свершившегося факта”: стороны принимают решения и совершают действия для разрешения конфликта по своему усмотрению, не оповещая оппонента о своих намерениях. 

Эмпатия по отношению к оппоненту пропадает, возрастает опасность неверных интерпретаций.

У сторон появляется ощущение, что они стали пленниками внешних обстоятельств, которые они не могут контролировать, и поэтому они склонны отрицать свою ответственность за ход событий. Их действия якобы являются лишь необходимой реакцией на происходящее. 

 

4-й этап. “Забота о собственном имидже” (“Поиск партнёров по коалиции”).

Речь идёт уже не о конкретной теме (проблеме), а о победе или поражении.

Основным становится намерение защитить свою репутацию, что главным образом осуществляется за счёт репутации оппонента. Включаются стереотипы, образцы, клише в отношении знаний и умений оппонента; запускаются имидж-кампании и распространяются слухи, которые усиливают противостояние. Стороны приписывают друг другу негативные роли (создание образа врага) и борются друг с другом, активно вербуя в свои ряды посторонних с целью сделать их своими союзниками.

 

5-й этап. “Потеря лица”. 

Начинаются взаимные открытые прямые нападки (часто с использованием запрещённых приёмов), направленные на то, чтобы оппонент “потерял своё лицо”. 

Под потерей лица понимается потеря статуса, который человек имеет в глазах окружающих. Усилия, которые требуются от сторон на этой стадии, чтобы они могли вернуть хотя бы минимальное доверие, должны быть гигантскими. Например, стороны должны принести публичные извинения за прошлые высказывания. Но стороны боятся, что такие уступки будут восприняты оппонентом и окружающими как признак слабости, и предпочитают сохранять убеждение, что им остаётся только унижать друг друга.
 

6-й этап. “Стратегия угроз”.

Взаимные угрозы усиливаются. Эскалация конфликта возрастает путём предъявления ультиматумов. Все процессы ускоряются, события наслаиваются одно на другое, усиливается суматоха и паника.

Стороны всё больше совершают поступки под чужим влиянием, то есть скорее реагируя, чем действуя осознанно. 

Способность к осознанию собственной ответственности за последствия своих решений и действий снижается до минимума.

Утрата контроля сторон над динамикой конфликта.

Вмешаться в конфликт посреднику становится очень сложно, обе стороны чувствуют, что время не ждёт.

 

7-й этап. “Начало военных действий” (“Лёгкие удары”).

Взаимные угрозы подкосили силы обеих сторон, и они практически утратили чувство безопасности. Теперь они ждут друг от друга очень опасных действий. Противник теперь абсолютный враг, не имеющий никаких человеческих качеств, нет необходимости уважать его как личность, так как это лишь объект, стоящий на пути к моей цели, и поэтому ничто не мешает наносить ему удары. В расчёте на то, что противник испугается, эти “лёгкие” удары рассматриваются в качестве адекватного ответа. То есть у того, кто бьёт, внутреннее ощущение уже совершенно иное, чем у спокойного, осознающего реальность человека: он убеждён, что удар - это адекватный ответ обидчику (внутреннее ощущение, что иного способа нет, некоторые даже ощущают себя в этот момент жертвой обстоятельств, вынуждающих их пойти на такой шаг).

Происходит переворот в оценках. Если я получил физическое повреждение от оппонента, то тот факт, что меня ударили “несильно”, я воспринимаю как свою победу (“Он мне два зуба выбил, а я ему - пять!”).

Стороны также понимают, что победа уже невозможна, наступила ситуация “проигрыш - проигрыш”. Этические нормы отброшены. Главное - выжить с меньшими, чем у оппонента, потерями.
 

8-й этап. “Разгром”.

Разрушение и уничтожение враждебной системы - единственная цель, к которой стороны стремятся всеми возможными способами. Атаки усиливаются, они направлены на разрушение систем жизнеобеспечения, базиса власти врага. Его группы стараются разобщить и лишить его возможности принимать решения. В группе удары наносятся по лидерам, переговорщикам, представителям в надежде на то, что без них остатки группы сами развалятся под грузом внутренних противоречий. 

Поэтому внутри группы усиливается стресс и внутреннее давление, они сами дробятся на фракции, воюющие друг с другом. 

 

9-й этап. “Вместе в пропасть!”

Это уже всеобъемлющая конфронтация, пути назад нет. Единственной целью становится тотальное уничтожение врага даже ценой собственной жизни: готовность ценой собственной гибели причинить вред ему, его окружающим или потомкам. 

На этой - финальной - стадии враги отбрасывают в сторону инстинкт самосохранения. Банкротство, тюремное заключение, физический вред - ничто уже не страшно. Мосты сожжены. Это война на уничтожение, в которой нет нейтральных сторон, нет невинных жертв. Единственная цель - падая, убедиться, что враг летит в пропасть вместе с тобой.

 

Составлено по материалам книг:

Глазл Ф. Конфликтменеджмент. Настольная книга руководителя и консультанта. Калуга: Духовное познание, 2002; 

Глазл Ф. Самопомощь в конфликтах. Концепции - упражнения - практические методы. Калуга: Духовное познание, 2000.

 

Подробное описание девяти этапов эскалации конфликта

Австрийский исследователь Ф. Глазл выделяет девять этапов эскалации конфликта и подробно описывает различия между ними.

Первая ступень – “Усиление противоречий” (“Дискуссия и аргументация”).

Конфликт первого уровня возникает, когда различия во мнениях или фрустрация в отношениях не поддаётся попыткам примирения. Проблема сохраняется и ведёт к раздражению. Повторные попытки преодолеть разногласия проваливаются, естественный процесс обмена мнениями блокируется. Стороны видят, что в какой-то области они не двигаются вперёд. Интересы и мнения кристаллизуются в виде фиксированных точек зрения. Эти точки зрения не совместимы. Вокруг них формируются группы поддержки. Границы между группами становятся всё более заметными. Каждая группа рассматривает поступающую информацию через собственный фильтр восприятия, принимая одно и отбрасывая другое. По мере столкновений участники групп начинают разочаровываться друг в друге и сомневаться в эффективности диалога, подозревая, что противная сторона в нём не заинтересована и, возможно, даже руководствуется какими-то низменными убеждениями. Однако пока всё ещё пытаются быть честными и относиться друг к другу по-человечески.

  • Точки зрения закрепляются, становятся всё более жёсткими и всё чаще сталкиваются друг с другом.

  • Временные неудачи вызывают замешательство у обеих сторон.

  • Осознание существующей эмоциональной напряжённости и предстоящего ещё большего напряжения в отношениях вызывает скованность и даже спазмы, судорожные реакции физического тела.

  • Ещё преобладает убеждение: напряжённость можно снять путём бесед друг с другом (переговоров).

  • Ещё не укоренились твёрдые позиции, нет чётко выраженных партий и лагерей, не начался поиск союзников.

  • Готовность к сотрудничеству сильнее, чем мышление в понятиях конкуренции.

Переход ко второй стадии происходит, когда одна или обе стороны теряют доверие друг к другу и утрачивают веру в возможность решения проблемы в честной дискуссии. Аргументы отвергаются в пользу манипулятивных трюков.

 

Вторая ступень – “Дебаты” (“Поляризация позиций”).

Чтобы защитить свою точку зрения, стороны начинают уделять всё больше внимания тому, как они выглядят - насколько успешными, сильными и умными (и ни в коем случае не неуверенными, некомпетентными или податливыми). Главное в споре не рациональные, содержательные доводы, а приобретение тактического преимущества над соперником. В ход идут квази-рациональные аргументы:

- пререкания о причинах проблемы с целью избежать чувства вины (взаимные обвинения);

- преувеличение значения и последствий позиции противника, попытки выставить её абсурдной;

- предположения о связи основной темы спора с другими проблемами, желательно более существенными, ценностными;

- ссылки на авторитеты и традиции с целью придать своей точке зрения большую легитимность;

- попытки представить альтернативы как “чёрное и белое”, чтобы склонить противника к “разумному компромиссу”.

 

На самом деле, борьба уже ведётся за то, чтобы вывести противника из эмоционального баланса, чтобы отойти от аргументов к эмоциям и вопросам доминирования. Стороны уже не уверены, что слова значат то, что значат, и ищут скрытые послания. Каждый небольшой выигрыш заставляет противную сторону искать способ его компенсировать. Все очень боятся показаться слабыми и, хотя ещё пытаются общаться на равных, время от времени теряют контроль над собой.  Исправить ситуацию стороны пытаются, улучшая свой имидж как людей справедливых и сильных духом.

  • Поляризация мышления, чувств, эмоций, желаний (интересов и позиций).

  • Преобладание “чёрно-белого” мышления.

  • Появляется мнение о собственном превосходстве или незначительности (подчинённости).

  • Взгляд на ситуацию сужается, отсутствует общение “на уровне глаз”.

  • Применяется хитроумная вербальная тактика: участники делают вид, что как бы обращаются к рациональным аргументам – на деле проявляется вербальное давление и словесное насилие, появляются опорные слова обличающего характера.

  • Через “пламенные речи с трибуны”, т. е. привлекая третьих лиц, стороны набирают очки и хотят добиться признания.

  • Вокруг точки зрения каждой из сторон создаются временные группировки и партии с меняющимся составом.

  • Проявляется расхождение между обертоном и унтертоном, что вызывает замешательство и скепсис.

  • Позиция “кооперация” и “конкуренция” постоянно чередуются, что усиливает замешательство.

  • Начинается борьба за превосходство.

 

Переход к третьей стадии возникает в тот момент, когда базовое право каждой стороны быть услышанной подвергается сомнению - когда одна из сторон решает, что дальнейшие беседы бесполезны, и переходит от слов к делу, не спрашивая мнения оппонента. 

 

Третья ступень - “От слов к делу” (“Время не говорить, а действовать”).

На третей стадии стороны больше не верят в то, что словами можно помочь делу, и переходят к действиям. В этот момент очень сильно ощущение, будто оппонент загнал вас в тупик, а коммуникация с ним очень слаба. Вашей задачей становится сменить взаимозависимость на одностороннюю зависимость, найти способ заблокировать оппонента, доминировать над ним.

Внутри сторон усиливается давление, заставляющее людей вести себя конформно, подчиняться общему мнению и общей трактовке событий. Образы и оценки упрощаются, перспективы и проблемы противной стороны всё меньше принимаются в расчёт, так как из-за недоверия обратная связь от неё практически невозможна, разве что в виде таких же стереотипных карикатур и оценок. В итоге фантазии на тему возможных мотивов и тайных стратегий развиваются без критической проверки.

У сторон появляется ощущение, что они стали пленниками внешних обстоятельств, которые они не могут контролировать, и потому они склонны отрицать свою ответственность за ход событий. Их действия якобы являются лишь необходимой реакцией на происходящее.

  • Разговоры и речи больше не помогают: значит, делом нужно доказать свою правоту!

  • Стороны конфронтируют, ставя друг друга перед свершив­шимися фактами (стратегия “свершившегося факта”).

  • Начинаются расхождения между вербальными высказываниями и невербальным поведением: невербальный эффект преобладает – сделанное имеет больший эффект, чем сказанное.

  • Опасность неверного толкования действий, ошибочная интерпретация поступков.

  • Пессимистичное (как следствие недоверия) ожидание недружелюбных действий оппонента вызывает ускорение конфликта.

  • Члены партий смыкаются теснее, отгораживаются от инакомыслящих и исключают их.

  • Возникшая групповая оболочка усиливает давление общего мнения на членов группы.

  • Полностью утрачивается способность к пониманию сути проблемы, глубинной сущности происходящего.

  • “Подобное тянется к подобному”: обоюдное давление мнений вызывает духовную унификацию, конформизм внутри каждой группы.

  • Кристаллизация ролей ведёт к специфичности восприятия, застыванию в определённой позиции и ограничениям в подходах и действиях.

  • Конфликтующие стороны полностью, в большом и в малом, утрачивают сочувствие по отношению друг к другу. 

  • Настрой на конкуренцию сильнее, чем готовность к кооперации.

 

Переходом к стадии четыре является скрытая атака на социальную репутацию, позицию, отношения противника с третьими лицами.

 

Четвертая ступень – “Забота о собственном имидже” (“Поиск партнёров по коалиции”).

На стадии 4 конфликта речь идёт уже не о конкретной теме, а о победе или поражении, и главным в нём становится намерение защитить свою репутацию.

У сторон сформировался чёткий стереотипный образ врага, на который практически не влияет новая информация. Стороны приписывают коллективные черты всем участникам противоположной коалиции. И, конечно, стороны не признают правоты своего образа у других. Заметный признак этой стадии - сторонам очень тяжело назвать положительные черты противника, когда их об этом просит примиритель. “Эти люди не меняются”, - обычно думают они друг о друге.

Делаются попытки найти дыры в социальных нормах, позволяющие причинить противнику вред. Нормам следуют формально, используя все шансы избежать ответственности за враждебные действия. Типичное поведение на этой стадии “отрицаемые попытки наказать оппонента”. Противника критикуют, провоцируют и оскорбляют, но формально все держатся на грани норм этикета. Используется ирония, скепсис, язык тела, а обвинения в дурных намерениях бурно отрицаются. И поскольку открыто обсудить инцидент вторая сторона не может, она прибегает к аналогичным действиям. Скрытый характер атаки пока предупреждает публичную потерю лица оппонентами.

На этой стадии стороны активно вербуют в свои ряды посторонних. Они планируют и проводят действия, улучшающие их имидж, сознательно стараются сделать свой спор публичным, чтобы набрать союзников (например, ситуация подсиживания на предприятии).

Атаки нацелены на идентичность, отношения, поведение, позицию противника, а не касаются причины конфликта. Причины конфликта являются уже не просто разными точками зрения, а неотъемлемыми, неизменными частями личности сторон, непререкаемыми ценностями.

  • Включаются стереотипы, образцы, клише в отношении знаний и умений оппонента; запускаются имидж-кампании и распространяются слухи, которые усиливают противостояние.

  • Стороны приписывают друг другу негативные роли (создание образа врага) и борются с ними.

  • Идёт вербовка сторонников, поскольку из-за ощущаемой слабости собственных аргументов стороны ищут поддержки извне.

  • Самоисполняющиеся пророчества через фиксацию на одно­стороннем и искажённом образе противника подтверждают эти созданные сторонами образы.

  • Проявляется скрываемое ранее обоюдное раздражение и агрессия; уколы наносятся так, что­бы это трудно было доказать.

  • “Двойная связь” через парадоксальные задачи создаёт взаимную зависимость.

 

Переходом к стадии 5 являются действия, приводящие к публичной потере лица одной или обеими сторонами. Если чьё-то достоинство многократно и целенаправленно подвергается унижению, особенно на публике, конфликт скатывается на 5 стадию.
 

Пятая ступень – “Потеря лица”.

Переход на 5 стадию драматичен. Под потерей лица понимается потеря статуса, который человек имеет в глазах окружающих. Он воспринимается порядочным гражданином и имеет “лицо” (имидж), которое обеспечивает его правом на справедливое обращение и уважение. “Лицо” поддерживается всеми членами группы. Тайные сплетни и отдельные личные мнения не могут способствовать тому, чтобы оппонент уронил “лицо”, поэтому атака на него совершается публично. Каждая сторона конфликта как бы внезапно проникает за маску противника и обнаруживает, что он аморален, безумен или преступен. Это ощущается как внезапный инсайт, осознание его “истинного” облика. Конфликт теперь интерпретируется полностью по-новому - вторая сторона, несомненно, с самого начала следовала аморальной стратегии. Все их “конструктивные” шаги были притворством. Больше нет двойственности, всё предельно ясно.

Теперь речь уже не о том, что одна сторона получше, а другая похуже, а о том, что мы - ангелы, представляющие светлые силы, а они - демоны, собрание всего отвратительного на свете. Противник не просто раздражает, он воплощение моральной низости. Характерный признак - телесная реакция на врага типа “от них тошнит”.

Усилия, которые требуются от сторон на этой стадии, чтобы они могли вернуть хотя бы минимальное доверие, должны быть гигантские. Например, стороны должны принести публичные извинения за прошлые высказывания. Но стороны боятся, что такие уступки будут восприняты оппонентом и окружающими как признак слабости, и предпочитают сохранять убеждение, что им остаётся только унижать друг друга. Потеря лица часто изолирует стороны от третьих лиц (в том числе от тех, кто мог бы выступить посредником в разрешении конфликта), что ещё сильнее сокращает возможность конструктивной обратной связи. 

  • В открытом и прямом нападении обоими оппонентами утрачивается моральная целостность.

  • Нападки на оппонента (часто с использованием запрещённых приёмов) сознательно инсценируются как публичный ритуал разоблачения. Разоблачительные акции, осуществляемые каждой стороной, обосновывают “разочарование” в оппоненте на фоне демонстрации своих “увы-переживаний”.

  • Разоблачения могут быть обставлены ярко и драматично, и дело доходит до “изгнания” разоблачённых из “общества порядочных людей”, что вызывает у изгнанных ощущение отчаяния, отвергнутости и острого сожаления по поводу того, что до сих пор они находились в заблуждении в отношении оппонента.

  • Стороны видят друг в друге уже только вещи, достойные осуждения.

  • Собственный образ и образ противника становятся искажёнными, представляющими с одной стороны “ангелов”, а с другой “демонов”.

  • По отношению к отвергнутому человеку или группе возникает чувство отвращения - не только у оппонента, но и у окружающих.

  • Находясь в коммуникативной изоляции, отвергнутые теряют внешнюю (эмоциональную) восприимчивость, как бы “забираясь в собственную (эмоционально защищённую) берлогу”.

  • Спорными пунктами становятся принципиальные вопросы религии, идеологии, национальности и основных мировоззренческих ценностей.

  • Отвергнутые стороны любой ценой стремятся к реабилитации.

 

Переход на стадию 6 начинается, когда стороны приступают к озвучиванию ультиматумов и стратегических угроз.

 

Шестая ступень – “Стратегия угроз”.

Поскольку других способов стороны уже не видят, они начинают прибегать к угрозам причинения вреда. Угрозы отличаются от “отрицаемых попыток наказания” (на 4-й ступени): те были результатом состояния фрустрации (вследствие принятого решения сдерживать свои эмоциональные порывы по отношению к оппоненту) и применялись в скрытой форме, а угрозы используются открыто и весьма активно, чтобы  принудить оппонента пойти на попятный.

Внутри этой стадии выделяют три этапа:

- Стороны начинают угрожать другу другу, чтобы показать, что они не отступят. Так они привлекают к себе внимание, демонстрируют свою независимость и пытаются принудить оппонента согласиться с их требованием под угрозой наказания.

- Угрозы становятся конкретнее и увереннее, стороны заявляют, что намерены сдержать свои слова; в итоге они ставят на кон свою репутацию.

- Угроза приобретает форму ультиматума, от оппонента требуют дать ответ в форме “или-или”.

 

Одним из последствий на этой стадии является утрата контроля сторон над динамикой конфликта. Собственными действиями (безапелляционным давлением друг на друга) они создают условия, при которых им приходится действовать необдуманно - быстро и радикально.

Представление обеих сторон о ситуации в корне расходится с реальностью. Угрожающая сторона видит и признаёт только свои потребности и рассматривает угрозы как необходимый инструмент, чтобы защитить себя от насилия, которое, по её мнению, намерена применить вторая сторона. Противная сторона делает то же самое, в итоге обе чувствуют себя в опасности, растёт страх и ярость.

Вмешаться в конфликт посреднику становится очень сложно, обе стороны чувствуют, что время не ждёт. Каждая сторона к тому же требует, чтобы её требования были выполнены строго в той форме, в какой она их предъявляет - это попытка восстановить контроль над хаотичной ситуацией.

Люди склонны паниковать на этой стадии. Все действия, которые могут привести к мощному эффекту, кажутся им привлекательными. На этой стадии люди часто обращаются в СМИ со своими жалобами.

Угроза может быть эффективной, только если ты реально готов её исполнить. Поэтому стороны стараются убедить своих сторонников и наблюдателей, что их намерения серьёзны. Например, они могут публично поклясться выполнить угрозу или перейти к мелким актам агрессии. Тем самым стороны связывают себя по рукам и ногам в области поиска альтернативных решений.

Серьёзный риск на стадии 6 состоит в том, что стресс, бесконтрольная агрессия и запутанность конфликта приводит к распаду внутри самих сторон на маленькие, самостоятельно действующие группировки. Теперь, даже если главные участники обяжут себя остановить эскалацию конфликта и разрешить конфликт, это может не сработать, так как остальные (сторонники, союзники) его продолжат.

  • Спираль угроз и контр-угроз раскручивается всё быстрее.

  • Треугольник угроз: “1 - требование, 2 - угроза санкцией,  3 - демонстрация потенциала санкции”.

 

[Стороны представили свои требования и хотели принудить одна другую к уступкам. Чтобы выполнялось требование (1), угрожали различными мерами (2 — негативная санкция), и чтобы противоположная сторона всё это воспринимала всерьёз, должно быть продемонстрировано, что эти меры действительно могут быть осуществлены (3 — потенциал санкции). Эти три фактора являются краеугольными пунктами треугольника угроз: только та сторона, которой угрожают, решает, воспринимать ли угрозу всерьёз или считать её пустой. Поэтому угрожающая сторона следит за тем, чтобы требование и угроза нанести вред имели правдоподобное соответствие: решительное требование ([1] например, "10 млн. выкупа...") в связи с возможным нанесением большого вреда ([2] "...иначе здание взлетит на воздух!") выглядит правдоподобным, но не тогда, когда одно является слишком сильным, а другое слишком слабым, или наоборот. И, наконец, должно быть показано, что имеется взрывчатка и что угрожающая сторона твёрдо намерена идти до конца. Это лучше всего удаётся, если санкции уже осуществляются в маленьких дозах.

На угрозы отвечают, как правило, контругрозами. Решения определяются "пессимистическим ожиданием". Ультиматумами и противоположными ультиматумами нагнетается спешка: нужно быстро решать и решительно действовать! Тем, что каждая сторона увеличивает давление на врага, она открыто связывает себя с угрозой и её последствиями. Она сама ставит себя под давление следующего хода и теряет инициативу, то есть вынуждена сама реагировать, вместо того чтобы действовать. Таким образом, никакая сторона не может уже отступить, не потеряв при этом репутацию заслуживающей доверия.]

  • Противники предпринимают различные действия (“система заграждений”), чтобы показать свою решительность.

  • С каждой угрозой конфликтующие стороны создают для себя самих ситуацию вынужденных действий.

  • Угрожающие теряют собственную инициативу, так как их действия зависят от реакции оппонента на угрозу.

  • Ультиматумы и ответные контр-ультиматумы ведут к усилению стресса через новые требования.

  • Постоянно возникает “эффект действия ножниц”: время для принятия решения сокращается, сложность принимаемых ре­шений увеличивается; из-за недостатка необходимых действий последствия становятся ещё более сложными.

  • Все процессы ускоряются, события наслаиваются одно на другое, усиливается суматоха и паника.

  • Стороны всё больше совершают поступки под чужим влиянием, то есть больше реагируя, чем действуя осознанно.

  • Способность к осознанию собственной ответственности за последствия своих решений и действий снижается до минимума.

 

Переход на стадию 7 наступает, когда стороны активно ищут способ уменьшить потенциал противника.

 

Седьмая ступень – “Начало “военных” действий” (“Лёгкие удары” (вплоть до физических действий)).

На стадии 6 взаимные угрозы подкосили силы обеих сторон, и они практически утратили чувство безопасности. Теперь они ждут друг от друга очень опасных действий. Противник теперь абсолютный враг, не имеющий никаких человеческих качеств, нет необходимости уважать его как личность, так как это лишь объект, стоящий на пути к моей цели, и поэтому ничто не мешает наносить ему удары. В расчёте на то, что противник испугается, эти лёгкие удары рассматриваются в качестве адекватного ответа. То есть у того, кто бьёт, внутреннее ощущение уже совершенно иное, чем у спокойного, осознающего реальность человека: он убеждён, что удар - это адекватный ответ обидчику (внутреннее ощущение, что иного способа нет, некоторые даже ощущают себя в этот момент жертвой обстоятельств, вынуждающих их пойти на такой шаг). В речах появляются слова “уничтожение”, “истребление”.

Атаки направлены на то, чтобы подорвать способность противника к контратакам, это предупредительные удары по его финансовым ресурсам, юридическому статусу или возможности контролировать ситуацию. Они вызывают ответные санкции, порой ещё более деструктивные. Обмен ударами вызывает временное ощущение могущества и способности держать ситуацию под контролем. Таким образом, у участников появляются вторичные выгоды, приводящие к ещё большей эскалации конфликта: потери противника считаются выгодами для себя, даже если реально они не приносят никакой пользы. Стороны уже и сами готовы пострадать, если противник пострадает от этого ещё больше. Происходит переворот в оценках. Если я получил физическое повреждение от оппонента, то тот факт, что меня ударили несильно, я воспринимаю как свою победу (“Он мне два зуба выбил, а я ему - пять!”).

Цель - нейтрализация сил врага. Коммуникация отсутствует. Если на 6-й стадии стороны хотя бы выясняли, как противник отреагировал на ультиматум, теперь они даже не интересуются, получил ли он сообщение. Этические нормы отброшены. Раньше стороны искали дыры в нормах, старались обходить нормы, теперь они им только мешают, ведь это война, где правила и нормы мирной жизни не применимы.

Стороны также понимают, что победа уже невозможна, ситуация “проигрыш-проигрыш”. Главная цель - выжить с меньшими, чем у оппонента, потерями.

  • Мышление сторон происходит теперь лишь в категориях “вещей”, при решениях и действиях больше не берутся в расчёт никакие человеческие качества.

  • Избегая уничтожающих противника контрударов, ограниченные (“лёгкие”) удары стороны понимают как “подходящий ответ” оппоненту.

  • Ценности и добродетели превращаются в их противополож­ность: относительно небольшой вред противоположной стороне понимается как собственный “выигрыш”.

 

Переход на стадию 8 происходит, когда атака направляется не на ресурсы противника, а в самое его сердце.

 

Восьмая ступень  – “Разгром”.

Разрушение и уничтожение враждебной системы - единственная цель, к которой стороны стремятся всеми возможными способами. Атаки усиливаются, они направлены на разрушение систем жизнеобеспечения, базиса власти врага. Его группу стараются разобщить и лишить его возможности принимать решения. В группе удары наносятся по лидерам, переговорщикам, представителям в надежде на то, что без них остатки группы сами развалятся под грузом внутренних противоречий.

Поэтому внутри групп усиливается стресс и внутреннее давление, они сами дробятся на фракции, воюющие друг с другом.

Стремление вызвать полное разрушение вражеской системы: стороны пытаются разрушить жизненно важные факторы или органы и тем самым сделать систему неуправляемой.

  • Участники борьбы делают всё, чтобы отрезать “фронт” про­тивника от его “тыла”.

  • Целью становится тотальное уничтожение противника: фи­зически-материальное (экономическое) или душевно-соци­альное и духовное уничтожение.

 

Единственный сдерживающий фактор на этой ступени - собственное выживание. Переход на стадию 9 возникает, когда и он отбрасывается.

 

Девятая ступень – “Вместе в пропасть!”.

На финальной стадии враги отбрасывают в сторону инстинкт самосохранения. Банкротство, тюремное заключение, физический вред - ничто уже не страшно. Мосты сожжены. Это война на уничтожение, в которой нет невинных жертв, нет нейтральных сторон. Единственная цель - падая, убедиться, что враг летит в пропасть вместе с тобой.

  • Стороны больше не видят пути назад: “Мы должны идти вперёд лю­бой ценой: назад дороги нет!”

  • Конфликтующие стороны начинают всеобъемлющую конфронта­цию.

  • Стороны испытывают тягу к самоуничтожению: главное - уничтожить врага!

  • Единственной целью становится тотальное уничтожение врага даже ценой собственной жизни: готовность ценой собственной гибели причинить вред ему, его окружающим или потомкам.

 

Такова логика естественного – неуправляемого – развития конфликта, и таково следствие конфликтологической некомпетентности. Ф. Глазл утверждает, что конфликтоспособные люди должны знать и уметь правильно определять ступени эскалации конфликта. Признание наличия конфликта и умелая диагностика ступеней эскалации конфликта являются предпосылкой компетентного подхода к конфликту.

Однако одного знания характеристик эскалации недостаточно. В межличностной коммуникации другая опасность кроется в том, что, даже если вы хорошо знаете и различаете ступени эскалации, по этому поводу тоже может возникнуть конфликт с другими участниками (“конфликт по поводу конфликта”), базой которого могут служить расхождения во мнениях о фактах (имеющих отношение к конфликту) и различные взгляды сторон на то, на какой ступени эскалации конфликта они находятся. 

Если мнения участников о стадии конфликта окажутся противоположными, это создаст дополнительную напряжённость (ситуация 1-й ступени эскалации конфликта!). Таким образом, через эмоциональное “самозаражение” уже создаётся “конфликт над конфликтом”. Из-за этого часто одна сторона считает, что другая сторона намеренно искажает вещи и события. Так борьба перерастает в “конфликт по разрешению конфликта”.

Учёт этой специфики и совместное знакомство сторон с характеристиками ступеней эскалации конфликта даёт возможность достигнуть большего согласия в своей оценке ступеней эскалации. Каждая ступень эскалации может быть определена по факту её проявлений – когда стороны уже находятся в этой стадии. 

По утверждению Ф. Глазла, у большинства людей имеется интуитивно-опытное знание о характеристиках эскалации; перед каждой ступенью эскалации конфликта человек может ощутить “порог”, который побуждает его (человека) к осмыслению, остановке или повороту к конструктивному способу разрешения конфликта и задать себе диагностические вопросы перед каждым порогом:

  • Действительно ли я хочу, чтобы так шло и дальше?

  • В какой мере я сам себя ещё контролирую?

  • Могу ли я видеть последствия моих поступков?

  • Могу ли я представить непредвиденные побочные результаты моих поступков?

  • Действительно ли я готов взять на себя последствия моих действий и моего бездействия?

  • Хочу ли я брать на себя ответственность за это?

  • В своих действиях я управляю собой или мной управляют другие?  


Пороги указывают на то, как человек действует: осознанно, не с полным осознанием происходящего или необдуманно реагирует на действие другой конфликтующей стороны. Эти пороги имеют пробуждающую сознание сигнальную функцию и способность к сотрудничеству.

Составлено по материалам книги Глазла Ф. Самопомощь в конфликтах. Концепции - упражнения - практические методы. Калуга: Духовное познание, 2000.